Италия в послевоенный период

История Италии

Из второй мировой войны Италия вышла с почти полностью дезорганизованной экономикой, понеся большие материальные потери в ходе военных действий, длившихся на территории Италии с 1943 до мая 1945 г.

Результатом авантюристической политики фашистского правительства в Италии была политическая и экономическая катастрофа, многочисленные человеческие жертвы, оккупация, разруха. Среди проблем, вставших перед страной после окончания войны, наиболее важной была экономическая реконструкция материальной базы: необходимо было не только возместить материальный ущерб, нанесенный военными действиями, но и переориентировать промышленность на выпуск гражданской продукции, создать условия для ускорения технического прогресса, а также создать новые и восстановить старые, нарушенные войной внешнеэкономические связи.

Разрушения, вызванные войной, были особенно велики на полуострове. В северных же областях Италии, где как раз и сосредоточивалась большая часть обрабатывающей промышленности и энергетики, ущерб был менее значителен. Это объяснялось прежде всего тем, что промышленные предприятия охранялись силами Сопротивления от уничтожения фашистами. Центральная и Южная Италия находилась после окончания войны в гораздо более тяжелом положении.

В стране в целом было уничтожено около 7з национального богатства, сократилось производство и снизился национальный доход на 50—60 %. В 1945 г. выпуск промышленной продукции составил всего 1/4 от довоенного уровня. Резко сократилась выработка электроэнергии. Еще большее падение производства отмечалось в черной металлургии. Так, выплавка стали и чугуна в 1945 г. составила соответственно 18 и 8% от довоенной. Это было вызвано почти полным разрушением металлургического завода в Баньоли, демонтажем металлургического комбината в Корнильяио и выводом из строя дома в Пьомбино. Военные разрушения вызвали сокращение производства в ряде отраслей машиностроения, в значительной степени парализовали транспорт и связь.

Ослаблению экономического потенциала страны и уменьшению ее политической самостоятельности способствовала англо-американская оккупация, длившаяся до начала 1946 г. Ущерб, нанесенный Италии оккупацией, намного превосходит ущерб от военных действий на итальянской территории.

Италия в силу своего географического и экономического положения всегда привлекала интересы наиболее развитых империалистических держав. Иностранный капитал проникал во многие отрасли итальянской промышленности. Финансирование капиталовложений в промышленность Италии всегда было сопряжено с большими трудностями, поэтому импорт иностранного капитала имел особое значение. В 1945 г. под непосредственным контролем иностранного капитала в Италии действовало 255 акционерных обществ с общим капиталом 5 млрд. лир, из которых около 4 млрд. лир принадлежало иностранным компаниям, и вложены они были главным образом в промышленность. Первое место по размерам занимали английские капиталовложения, направленные преимущественно в производство искусственного волокна и нефтяную промышленность; американский капитал главным образом в переработку нефти, электропромышленность и кредитные учреждения; затем следовал швейцарский капитал, французский, бельгийский западногерманский и др.

В последующие послевоенные годы в роли кредитора выступает преимущественно государственный капитал США; проникновение американского государственного капитала в итальянскую экономику происходило главным образом в двух формах в форме правительственной "помощи" и государственных займов или займов, гарантированных государством.

В первые послевоенные годы "помощь" Италии предоставлялась в виде поставок сырья, продовольствия и топлива. Одновременно США сдерживали поставки необходимого стране промышленного оборудования и тем самым тормозили восстановление ее хозяйства. С сентября 1943 по конец 1947 г. Италией было получено от США 1 889 млн. долл.

Американская "помощь", которую Италия получала в послевоенные годы, меняла свои формы. С 1948 по 1952 г. она осуществлялась по "плану Маршалла". По условиям плана "помощь" странам-получателям предоставлялась в двух формах:

  • в форме "даров" для использования этих средств в целях закупки у США или, в исключительных случаях, на других рынках товаров кратковременного пользования;
  • в форме кредитов для использования их в целях закупки товаров длительного пользования.

За время действия "плана Маршалла" Италия получила от США в общей сложности 1577,8 млн. долл. Большая часть этих ассигнований была выделена до 30 июня 1950 г., после этого Италия получила лишь 400 млн. долл. В первый период действия "плана Маршалла" в Италию импортировались потребительские товары и промышленное сырье. Зерно составляло около 40% всего импорта, уголь—24, хлопок—15, нефтепродукты—10, а машинное оборудование — всего лишь около 1%. С течением времени импорт зерна постепенно сокращался, и на последнем этапе существования плана он составлял только 2 %, по-прежнему оставался значительным импорт хлопка, но совершенно иные масштабы приобрел импорт машинного оборудования: с июля 1950 по июль 1951 г. машины составляли 32% общего объема импорта по "плану Маршалла".

В течение всего этого периода отсутствовал национальный план использования средств, предоставляемых по "плану Маршалла" для развития итальянской экономики. С самого начала стала весьма явственно проявляться постоянная тенденция к использованию этих средств главным образом в интересах крупных промышленных трестов. Крупные монополистические группы сумели взять себе наибольшую часть кредитов, предоставленных по "плану Маршалла": 35% всей суммы получил концерн ФИАТ, 20%-Эдисон, 14% — "Фиисидер", 5,5%-"Фальк", в то время как многие немонополистические предприятия получили ничтожные кредиты.

"План Маршалла" дал возможность провести почти полное обновление оборудования и ввести передовые технологические процессы на некоторых крупных частных предприятиях, например на заводах компании ФИАТ, "Фальк" и др. Такое обновление было проведено также в металлургической промышленности, находившейся под контролем государства. Но даже и это пошло на пользу главным образом крупным частным потребителям металлургической продукции.

Первоначальные результаты влияния "плана Маршалла" на развитие итальянской экономики были малоощутимы, однако восстановление с помощью кредитов по "плану Маршалла" предприятий и производственного оборудования крупнейших монополистических групп было весьма существенно для последующего экономического развития страны. Крайне неравномерно распределялись кредиты по "плану Маршалла" между отдельными районами страны. Юг Италии был почти полностью исключен при распределении американских государственных кредитов.

Одним из отрицательных последствий "плана Маршалла" для итальянской экономики было его влияние на экономические отношения с другими странами и ограничения и запреты, которые устанавливались в торговле со странами социалистического рынка и с так называемыми третьими рынками.

Таким образом, "план Маршалла", несмотря на свои некоторые положительные стороны, не способствовал решению кардинальных проблем итальянской экономики, связанных с устаревшей структурой хозяйства, с безработицей и социальными и областными диспропорциями, он лишь помог крупным монополистическим трестам сделать новые капиталовложения в свои предприятия, что привело к усилению этих трестов и обострению существующих противоречий.

С 1 января 1952 г., после того как вошел в силу "Закон по обеспечению взаимной безопасности", Италия начала получать от США военную "помощь" в рамках НАТО. Доля экономической "помощи" по этому закону была ничтожна. Общая сумма американских государственных кредитов за первое послевоенное десятилетие достигла 800 млн. долл.

Главными получателями и распорядителями кредитов являлись две государственные итальянские организации — "Иституто мобилиаре итальяно" и "Касса-дель-Меццоджорно", которые затем перераспределяли их среди фирм, представлявших наибольший интерес для американцев. Значительные средства были переданы проамериканским компаниям "Терни", "Марелли" и "Бреда".

Государственные кредиты, полученные Италией за рассматриваемый период от других стран, были весьма невелики и составили всего 223 млн. долл. Около 1/3 капиталовложений, поступивших в Италию, приходилось на Швейцарию; остальная сумма поступила главным образом из стран долларовой зоны, а также, в значительно меньшей степени, из ФРГ, Голландии, Англии, Франции, Канады, Бельгии.

Ввиду недостатка капитала, что было всегда одной из главных трудностей, испытываемых итальянской экономикой, в послевоенные годы в Италии было обращено серьезное внимание на привлечение частного иностранного капитала. Первые шаги, направленные на увеличение ввоза капитала, были сделаны в марте 1948 г. За период с марта 1948 по конец 1958 г. общая сумма частных иностранных капиталовложений в Италии составила 550 млн. долл. Большое значение придавалось привлечению иностранного капитала в Италию в программе экономического развития страны, известной как "план Ванони".

Наибольшая доля иностранных капиталовложений (примерно 26,4%) приходилась на нефтяные компании и использовалась главным образом для строительства нефтеперерабатывающих заводов. Некоторые иностранные (американские и английские), а также смешанные компании помещали свой капитал в предприятия, занимающиеся нефтепоисковыми работами, особенно в Сицилии и Абруццах.

Швейцарский капитал в конце 50-х годов занимал значительные позиции в тех отраслях, которые обеспечивают поступление иностранной валюты от экспорта. Итальянские филиалы швейцарских фирм играли большую роль в выпуске и экспорте различных видов машин и станков.

Как и до второй мировой войны, значительную долю среди частных инвестиций в послевоенной экономике Италии занимал американский капитал, который вкладывался преимущественно в обрабатывающую промышленность.

Иностранный капитал имеет и в настоящее время важное значение для ряда ведущих отраслей итальянской экономики. За 1956—1967 гг. общий объем прямых частных иностранных капиталовложений в экономику Италии составил примерно 1 600 млрд. лир, в том числе 534,8 млрд. лир было направлено непосредственно на создание производственных предприятий, причем 86% этой суммы приходилось на США, Великобританию, Швейцарию и ФРГ. На первом месте среди стран-инвесторов стояли США, вложившие в итальянскую экономику за 1956— 1967 гг. 209,45 млрд. лир. Капиталовложения стран "Общего рынка" в итальянскую экономику довольно скромны, за исключением ФРГ, на долю которой приходилось 13,9% всех иностранных капиталовложений за рассматриваемый период.

Подавляющая часть иностранных капиталовложений вкладывалась в нефтедобывающую и нефтеперерабатывающую, химическую, машиностроительную (особенно электротехническую и электронную) и металлургическую промышленность. Наиболее полно подчинена контролю иностранного капитала нефтедобывающая и нефтеперерабатывающая промышленность, поглотившая около 2/5 иностранных капиталовложений за 1956—1968 гг.

С начала 60-х годов особенно большую роль начал играть иностранный капитал в быстро развивающейся электронной промышленности. Крупнейшие электронные компании США и Европы создали в Италии свои филиалы или самостоятельно, или совместно с итальянскими компаниями. Американские компании участвовали в создании электронных заводов в Риме, Палермо, Катании, Павии, Акуиле, Варесе. В развитии электронной промышленности участвуют также английский, западногерманский, голландский, французский капитал.

В последние годы иностранный капитал вкладывается также в фармацевтическую, пищевую промышленность, туризм и гостиничное дело. Иностранные капиталовложения направляются в основном в промышленность наиболее экономически развитых областей — Ломбардии и Пьемонта. С 1964 г. в этом отношении выдвинулась вперед область Фриули-Венеция-Джулия, главным образом в связи со строительством трубопровода Триест—Инголынтадт. Прежде размер иностранных инвестиций был здесь весьма ограниченным, а на конец 1965 г. на эту область пришлось уже 16% всех иностранных капиталовложений.

Среди областей Центральной и Южной Италии значительные иностранные капиталовложения сделаны лишь в промышленность столичной области Лацио, а также Кампании и Сицилии — 10,1 % на конец 1965 г., в том числе 5% приходилось на Сицилию. Это объясняется тем, что Сицилия располагает большим количеством дешевой рабочей силы и находится на полпути от нефтяных месторождений Ближнего Востока к промышленным центрам Европы и поэтому имеет благоприятные условия для развития нефтехимической промышленности, которая и притягивает сюда иностранный капитал. Остальные области Юга не привлекают внимания иностранных инвесторов.

Массовое проникновение иностранного, в основном американского, капитала в итальянскую экономику продолжается, неся в себе угрозу серьезного ослабления экономической самостоятельности страны, особенно если принять во внимание, что иностранные капиталовложения широко внедряются именно в развивающиеся секторы итальянской экономики, у которых большое будущее, — в автомобильную промышленность, электронику, химию, особенно в нефтехимию, фармацевтику, фотохимию, а также в некоторые отрасли пищевой промышленности. Для современного итальянского капитализма характерно сочетание господствующего в стране крупного монополистического капитала с огромным числом мелких и мельчайших предприятий и фирм, более половины которых занято в сфере обращения и услуг.

После поражения итальянского фашизма во второй мировой войне, после низвержения фашистского государственного аппарата, полностью подчиненного монополистическому капиталу, монополии были изолированы или по всяком случае их деятельность была нейтрализована, обстановка в стране благоприятствовала даже их ликвидации. Однако были конфискованы лишь предприятия, принадлежавшие Муссолини и небольшой группе фашистских главарей. Итальянские монополии сохранили политическую власть, восстановили свой экономический потенциал, и в настоящее время они вновь играют решающую роль в экономике страны.

Итальянская экономика уже в первое послевоенное десятилетие отличалась сравнительно высоким уровнем концентрации производства и централизации капитала; если по концентрации производства итальянская промышленность сильно уступала промышленности наиболее развитых стран, то по централизации капитала она в значительной степени приближалась к ним.

В каждой отрасли промышленного производства господствующее положение занимают несколько крупнейших концернов, которые подчиняют себе десятки и сотни мелких и крупных предприятий страны. Концентрация и централизация производства особенно велики в основных отраслях экономики, где на долю нескольких монополистических объединений приходится подавляющая часть продукции. Так, в металлургии господствует группа "Финсидер", в химической промышленности — концерн "Моптэдисон", в машиностроении решающую роль играет группа ИФИ—ФИАТ, которая контролирует свыше 150 объектов, действующих в различных отраслях промышленности. Высокий уровень монополизации достигнут в автомобильной промышленности Италии, где около 90% всего производства приходится на долю группы ФИАТ. Почти все производство подшипников находится в руках компании РИВ, также подчиненной группе ФИАТ. В резиновой промышленности 4/5 всего производства сосредоточено в руках группы "Пирелли".

Отдельные крупные компании сосредоточивают в своих руках контроль не только над смежными производствами, но и над производствами, которые не имеют между собой ничего общего. Таким образом, внутренний рынок страны почти полностью находится под контролем крупнейших компаний и объединений.

Контроль над внутренним итальянским рынком усиливается существованием всякого рода объединений по снабжению сырьем и реализации продукции. Объединения по реализации готовой продукции образуют, как правило, крупнейшие компании одной или нескольких родственных отраслей производства, что приводит в большинстве случаев к абсолютному контролю над рынком и над ценами. Так, объединение "Италвискоза", являющееся представителем двух крупнейших компаний: "СНИАвискоза" и "Шатийон", практически полностью контролирует итальянский рынок искусственного и синтетического волокна. То же самое относится к объединению "Кави", которое монополизировало рынок изоляционных материалов и автомобильных покрышек, представляя компании "Пирелли" и "Чеат". Все крупные итальянские монополии самым тесным образом связаны с кредитной системой страны, которая полностью подчинена нескольким крупнейшим банкам и кредитным институтам.

Наряду с громадными машиностроительными и химическими предприятиями, имеющими значение для экономики всей страны, в Италии сохранились десятки тысяч карликовых мастерских с 2—10 рабочими, которые заняты производством бытовых предметов, сувениров для туристов, предметов культа и т. п.; до сих пор ремесленники и кустари составляют значительную мелкобуржуазную прослойку среди городского населения Италии. Наиболее низок уровень концентрации производства в рыбной, швейной, деревообрабатывающей, полиграфической и пищевой промышленности.

Изменения в экономике, которые произошли в Италии с 1945 г. до настоящего времени, привели к укреплению власти монополий. Главная экономическая и политическая черта послевоенного развития — все большее расширение контроля монополистических групп над всей итальянской экономикой, и не только над промышленным производством, но также и над сельскохозяйственным производством и распределением. Эти группы все больше приобретают характер крупных финансовых объединений, которые распространяют свое господство на большинство отраслей промышленности и проникают также в сферу услуг и распределения.

Но в этот период развивались не только крупные монополистические объединения. Происходило также развитие мелких и средних предприятий, особенно в некоторых отраслях промышленности и в сфере услуг, но оно происходило в рамках, определяемых крупными финансовыми монополиями, которые управляют всей политикой капиталовложений.

Особенностью итальянского монополистического капитала является создание в Италии трех специфических организаций — Конфедерации итальянской промышленности, Федерации аграрных консорциумов и Конфедерации торговцев, являющихся мощными орудиями экономического господства итальянских монополий. Их деятельность направлена на усиление позиций итальянского монополистического капитала, хотя официально они считаются организациями, объединяющими в основном мелкую и среднюю промышленность, землевладельцев и торговцев.

Конфедерация итальянской промышленности была создана в сентябре 1944 г. на базе ранее существовавших промышленных ассоциаций. Большая часть фирм, входящих в Конфиндустрию, находится в северных областях Пьемонте и Ломбардии, где сосредоточено более половины наиболее крупных предприятий (свыше 1000 занятых на каждом).

Среди фирм — членов Конфиндустрии главную роль играют фирмы металлообрабатывающей, металлургической, строительной и текстильной отраслей промышленности, занимающих ведущее место в экономике страны.

О высокой степени концентрации на предприятиях Конфиндустрии свидетельствует тот факт, что на предприятиях 603 крупных фирм (с числом запятых свыше 500 человек), составляющих менее 1% всех предприятий, входящих в Конфиндустрию; насчитывается более 760 тыс. человек, т. е. около 1/3 всех работающих на предприятиях последней. Особенно велика концентрация производства в таких отраслях промышленности, как металлургическая, металлообрабатывающая и текстильная. За время существования Конфиндустрии количество фирм — ее членов несколько сократилось как в связи с банкротством и ликвидацией некоторых из них, так и в связи с непрерывно продолжающимся процессом концентрации производства. Так, если в декабре 1947 г. всего в Конфиндустрию входило 76,2 тыс. фирм, то уже в конце 1958 г. их число уменьшилось до 69,2 тыс. Это сокращение произошло в основном за счет мелких фирм с числом занятых до 10 человек.

Удельный вес фирм, входящих в Конфиндустрию, по отношению к их общему количеству очень мал и не превышает 5%. Однако на предприятиях Конфиндустрии сосредоточено более 35% самодеятельного населения страны.

Роль монополистических объединений усилилась с заключением в феврале 1956 г. соглашения о создании их единого органа и о совместных действиях. В созданную организацию, получившую название Конфинтеза, вошли Конфиндустрия, Конфкоммерчо и объединение землевладельцев.

После второй мировой войны, несмотря на нехватку капиталов в самой Италии, быстро растет экспорт итальянского капитала и его косвенное проникновение в другие страны. Итальянские монополии ведут активную борьбу за международные рынки сбыта и их перераспределение. Развитие экономической экспансии итальянских монополий на внешних рынках после второй мировой войны происходит в обстановке, существенно отличающейся от довоенной. Одно из главных отличий состоит в том, что итальянские монополии возобновили свою деятельность в условиях обострения проблемы сбыта для капиталистических стран. Их попытки восстановить и расширить свои позиции на мировом капиталистическом рынке вызывают упорное сопротивление монополий других стран, которые в послевоенные годы укрепились на рынках, эксплуатировавшихся ранее итальянскими монополиями. Тем не менее такие фирмы, как "Пирелли", ФИАТ, "СНИА-Вискоза" и "Монтэдисон" представлены во многих странах и особенно активно проникают в Мексику, Испанию, Аргентину, Чили, Индию, Индонезию, Таиланд, ЮАР, Иран, Пакистан и др. "Монтэдисон" имеет за границей, в первую очередь в латиноамериканских странах, ряд своих дочерних предприятий, а дочернее общество ЭНИ "Аджип" принимает активное участие в нефтяных компаниях АРЕ, Ирана и других стран Ближнего Востока. Крупнейшая монополия ФИАТ в середине 50-х годов построила несколько заводов в Аргентине, Мексике, ЮАР, Индонезии, Австралии.

За последнее 20-летие в Италии усиливается и углубляется вмешательство государства в процесс развития экономики. Это явление не новое для итальянской экономической жизни, хотя со времени его возникновения формы его претерпели существенные изменения. По сравнению с такими капиталистическими странами, как ФРГ, Франция или Англия, государственный капитализм в Италии имеет свои особые черты, что объясняется спецификой ее исторического развития и современного экономического положения, прежде всего исторически сложившейся экономической отсталостью юга Италии, неравномерной обеспеченностью сырьевыми ресурсами и финансами отдельных отраслей промышленности и районов страны. Для государственного сектора итальянской экономики характерно господство форм "косвенного" воздействия государства на экономику. Наиболее распространенной формой является участие специализированных государственных органов в акционерных обществах в качестве держателей контрольного пакета акций. Наряду с этим наблюдается и непосредственное создание государством предприятий в соответствии с различными экономическими программами.

Вмешательство государства в экономику началось в Италии еще при рождении современной промышленности. Первоначальными формами проявления государственного капитализма в Италии еще в начале XX в. явились соляная и табачная монополия и государственные железные дороги, затем в собственность государства перешли почта, телеграф, телефон. В 1962 г. было национализировано электроэнергетическое хозяйство Италии и было создано объединение ЭНЭЛ, которое представляет собой корпорацию по производству и распределению электроэнергии. Если на первых этапах развития государственного капитализма была характерна тенденция к огосударствлению или муниципализации услуг, то впоследствии стали появляться государственные и смешанные предприятия и в сфере производства (металлургические заводы в Пьом-бино, оружейные заводы в Терпи и т. п.). Это преимущественно те предприятия, которые предпринимателями были доведены до состояния краха и на помощь которым пришла казна, принявшая на себя убытки. Эти предприятия перешли к государству в результате проведения политики финансового оздоровления промышленности в период между первой и второй мировыми войнами, а частично после 1944 г. Сюда входят главным образом предприятия, производящие средства вооружения и боеприпасы. Значительная их часть объединена Институтом промышленной реконструкции (ИРИ), о котором подробнее будет сказано ниже.

Прямое вмешательство государства в промышленную деятельность все более сосредоточивалось в тех решающих областях экономики, в которых требовались большие капиталовложения. Еще до второй мировой войны Италия была страной, в которой государство имело больший удельный вес в промышленности, чем в других капиталистических странах Европы.

В период общего кризиса капитализма и особенно в годы фашистской диктатуры, когда крайне обострились противоречия итальянского капитализма, активное вмешательство государства в экономику стало насущной необходимостью. Государство в значительной мере заменило частный капитал, который в тот период не мог своими силами создать тяжелую промышленность.

Одной из наиболее распространенных форм вмешательства государства в экономику в 20-е годы было "санирование", или "оздоровление", экономики, представлявшее собой разновидность буржуазной национализации. Сущность "санирования" заключалась в приобретении государством малорентабельных предприятий, стоящих на грани банкротства, с последующей их реконструкцией и модернизацией. Часть "санированных" предприятий позднее была вновь передана в частные руки. В Италии были созданы специфические учреждения и организации, которые контролировали предприятия, целиком или частично принадлежащие государству. В 1932 г. был создан "Йституто мобилиаре итальяно" (ИМИ) для финансирования капиталовложений путем предоставления займов, т. е. без прямого участия государства в капитале финансируемых компаний. ИМИ и в настоящее время занимает ведущее положение в кредитной системе Италии.

В 1933 г. консорциум по субсидированию промышленных предприятий был преобразован в постоянный институт — Институт промышленной реконструкции (ИРИ) — с более широкими полномочиями. Первоначально деятельность ИРИ сводилась к финансированию и оказанию помощи предприятиям и к бухгалтерскому и административному контролю над ними. В 1937 г. ИРИ был реорганизован в связи с подготовкой ко второй мировой войне. Он встал во главе большого числа банков и компаний, пораженных и ослабленных кризисом.

Институту промышленной реконструкции был передан контроль над многими отраслями экономики: над значительной частью кредитной системы, черной металлургией, судостроением, машиностроением. Были созданы дочерние финансовые общества: "Финсидер", взявшее в свои руки все активы ИРИ в металлургической промышленности; "Финмаре", установившее контроль над судоходными компаниями группы ИРИ, и СТЭТ (Туринское телефонное общество), которому был передан контроль над телефонными компаниями. Наиболее значительные средства были предоставлены группе "Финсидер", объединяющей предприятия тяяселой промышленности. Особое внимание было уделено строительству верфей.

Таким образом возникла смешанная экономика, в которой государственная собственность уже начала играть роль своего рода регулятора. В 1936—1940 гг. предприятия, входящие в группу ИРИ, выплавляли 77% производимого в стране чугуна, 45% стали, добывали 67% железной руды, контролировали 75% судостроительных мощностей и 90% морских линий.

После второй мировой войны к Институту промышленной реконструкции перешли предприятия, которые прежде, в военные годы, процветали благодаря государственным военным заказам, а после войны оказались на грани банкротства, в том числе один из наиболее крупных военно-промышленных комплексов Италии — "Бреда", машиностроительные предприятия монополистических групп. В 1948 г. ИРИ был снова реорганизован. На него было возложено управление предприятиями, принадлежащими государству. После войны в группу ИРЙ вошли две вновь созданные компании — "Финмекканика" и "Финэлеттрика" —для финансирования и управления акционерными обществами машиностроительной и электроэнергетической промышленности Италии.

В 1959 г. все итальянские судоверфи с государственным участием были объединены в новую организацию — "Финкантьери" — также в рамках ИРИ. Через ИРИ и другие финансовые органы итальянское правительство со времени фашистской диктатуры субсидирует крупнейшие монополии страны. Государство держит в своих руках более 7з всего капитала крупных компаний.

Особое значение приобрела форма государственной собственности на средства производства с созданием в 1953 г. на базе уже существовавших государственных предприятий такого крупного объединения, как ЭНИ, объединения по добыче нефти и природного газа, под контролем которого находится ряд других компаний. ЭНИ развил активность в ряде новых отраслей и стал оказывать значительное влияние на экономические отношения с другими странами. При этом деятельность ЭНИ, сосредоточенная главным образом в нефтяной и химической промышленности, в некоторых случаях расходилась с политикой монополистических.

Дальнейшему укреплению государственного сектора в хозяйстве Италии существенным образом способствовали предпринятая национализация электроэнергетической промышленности и создание крупного государственного электроэнергетического объединения ЭНЭЛ. В настоящее время электростанции, входящие в это объединение, дают 80% всей вырабатываемой в стране электроэнергии. За пределами группы ЭНЭЛ остались те электроэнергетические компании, которые входят в состав групп, действующих в других отраслях, и обслуживают их нужды в электроэнергии.

Национализация электроэнергетической промышленности означала дальнейшее значительное расширение государственной сферы итальянской экономики.

Кроме предприятий, полностью принадлежащих государству, большую группу составляют акционерные общества со смешанным (государственным и частным) капиталом. Эти общества подчинены либо государственным объединениям — ИРИ, ЭНИ, ЭФИМ, либо государственно-монополистическим группам с преобладающим участием государства — "Бреда" и "Копье".

В последние годы особенно сильно выросло значение государственных предприятий в черной металлургии, энергетике и нефтехимии. В середине 80-х годов наиболее высокая доля капиталовложений в государственные предприятия приходилась на металлургическую промышленность. Когда строился металлургический комбинат в Таранто, эта доля составляла 40%. С завершением строительства доля металлургической промышленности заметно снизилась.

Значительные капиталы государственные объединения вкладывают в нефтяную и газовую, а также в нефтехимическую промышленность, где создается много крупных предприятий.

В начале 60-х годов государственные инвестиции стали направляться также в текстильную, силикатную и керамическую промышленность, строительство шоссейных дорог и автодорожный транспорт.

В настоящее время государственный капитализм в Италии превратился в важнейший фактор экономической жизни. Роль государства в итальянской экономике очень высока. В частности, государство финансирует в среднем 35—37% валовых капиталовложений в итальянскую экономику.

В связи с перспективой дальнейшего обострения конкурентной борьбы на мировом и внутреннем рынках одна из главных целей правительственной политики в области промышленности состоит во всемерном стимулировании повышения производительности труда и эффективности итальянской индустрии путем улучшения ее инфраструктуры, финансирования научно-исследовательских работ и внедрения передовой технологии производства, реорганизации и расширения финансовых, налоговых и кредитных льгот для стимулирования рационализации производства, реинвестиции прибылей в промышленность для увеличения размеров предприятий.

В последние годы главным и решающим направлением дальнейшего роста государственной собственности в Италии является усиление концентрации производства на государственных предприятиях и повышение их удельного веса в национальной экономике.

Тем не менее, несмотря на свое большое значение в хозяйстве страны, государственные предприятия играют не решающую, а только подчиненную роль по отношению к предприятиям мощных частномонополистических групп. Участие государственного капитала в экономике служит важной опорой для частных предприятий. Без него невозможно было бы создать такие отрасли, как металлургия, энергетика, в стране, где из-за недостатка природных ресурсов подобные отрасли всегда менее прибыльны. В последние годы государственное вмешательство в экономику все чаще выступает как инструмент предварительного финансирования частной инициативы (за исключением базовых отраслей) и как связующее звено между экономической политикой государства и интересами монополистических групп.

Новой важной особенностью капиталистического хозяйства Италии явилось общенациональное долгосрочное программирование экономики. Италия накопила довольно богатый опыт осуществления частичных, т. е. отраслевых, и региональных экономических программ. Некоторые из них были разработаны и проводились в жизнь еще в межвоенный период в рамках экономической автаркии. Типичными примерами отраслевых программ можно считать "план Синигалья", выдвинутый в 1947 г. и направленный на укрепление и развитие итальянской металлургии, "план Тамброни", предусматривающий укрепление судостроительной промышленности, "Зеленый план", действующий в настоящее время и направленный на развитие сельского хозяйства. Из региональных программ наибольшее значение имеет "план развития Юга", отражающий попытку ослабить коренную диспропорцию итальянской экономики — неравномерное развитие промышленного Севера и аграрного Юга.

В 50-х годах частичное программирование стало перерастать в общенациональное долгосрочное программирование. В основе этого процесса лежит усиление концентрации и централизации производства и капитала в стране.

Рост числа соглашений и объединений между государством и частными итальянскими и иностранными группами, политика приобретения небольших долей участия в некоторых отраслях промышленности Юга, принятие государством новых финансовых обязательств в отраслях, находящихся под контролем общественной администрации наряду с наделением ИРИ, ЭНИ и им подобных организаций более широкой автономией — все это является элементами государственного вмешательства в экономику и отражает новую роль, которую стремится играть государственный капитализм в Италии.

Характерным явлением послевоенной экономической жизни Италии, определяющим многие стороны развития ее хозяйства, является ее участие в процессе западноевропейской экономической интеграции.

Первоначальным этапом было участие Италии в 50-х годах в Европейском объединении угля и стали, которое в отличие от предшествующих форм европейской интеграции затрагивало непосредственно сферу производства.

Вступая в Европейское объединение угля и стали, Италия заранее согласилась на роль поставщика второстепенных видов продукции в рамках этого объединения и тем самым отказалась от усиленного развития своей металлургии. Вступление в ЕОУС могло бы окончательно подорвать слабую угольную и металлургическую промышленность Италии, если бы итальянское правительство не добилось для страны пятилетнего переходного периода, когда Италия получала некоторые льготы по сравнению с другими странами — участниками ЕОУС. Так, сохранение высоких импортных пошлин на черные металлы На пятилетний срок после введения в действие "плана Шумана" при отмене этих пошлин в других странах-участницах позволило Италии защитить свою металлургию от разрушительной конкуренции со стороны своих партнеров. Итальянский рынок все в большей степени захватывался более сильными немецкими и французскими металлургическими монополиями.

Повышением выплавки стали и экспорта ее в 1957 г. Италия обязана одновременному влиянию трех факторов: "плана Синигалья", предусматривавшего повышение металлургического производства завершенного цикла до 3,5 млн. т. в год; кредитов по "плану Маршалла" и благоприятной конъюнктуры. По сравнению с этими факторами влияние ЕОУС было сугубо второстепенным.

Что касается сырья и топлива, то, хотя по условиям договора Италия должна была ввозить сырье и топливо исключительно из стран — участниц Объединения, тем не менее уголь ввозился в Италию главным образом из США и Великобритании, а импорт угля из стран — членов ЕОУС после повышения с 3,9 млн. т в 1952 г. до 4,7 млн. т в 1953 г. начал постепенно падать.

Вступление Италии в ЕОУС положительно повлияло на снабжение ее металлоломом, что всегда являлось для нее трудной проблемой. Годы участия Италии в ЕОУС отмечены, кроме того, увеличением металлургической продукции, увеличением товарообмена, ростом капиталовложений в металлургию, уничтожением явной дискриминации в отношении транспорта и принятием прямого международного тарифа, относительной стабилизацией цен, поощрением технических исследований, ростом занятости в металлургической промышленности.

Но нередко Италии приходилось выполнять весьма невыгодные для нее требования верховных властей ЕОУС. ЕОУС протестовал против нового итальянского закона в пользу судостроительных компаний, который давал им возможность покупать более дешевую итальянскую сталь, а не импортируемую из других стран — членов ЕОУС.

В том же году высший орган ЕОУС выступил против более низких таможенных пошлин, которые Италия намеревалась наложить на чугун, импортируемый из третьих стран, что принесло бы убыток некоторым неитальянским предприятиям ЕОУС.

Считая итальянские угольные и железорудные бассейны второстепенными и даже третьестепенными по сравнению с бассейнами, имеющимися в других странах-участницах, высший орган ЕОУС систематически проводит политику урезывания капиталовложений и сокращения "излишней рабочей силы", что привело к росту безработицы. Так, капиталовложения в железорудную промышленность снизились с 4,8 млн. долл. до 2,9 млн., падение продолжалось и в последующие годы, что связано с усилением специализации производства среди стран — участниц ЕОУС.

Кроме того, под влиянием ЕОУС Италия изменила свой транспортный тариф, перестала устанавливать максимальные цены на уголь, отменила "административные пошлины" на продукты, указанные в договоре, и довела таможенные пошлины на чугун из "третьих стран" до высшего уровня среди всех прочих стран — участниц Объединения.

Различные мероприятия, проводимые в рамках ЕОУС, привели в конечном счете к усилению позиций крупных монополий и разорению мелких фирм в угольной и металлургической промышленности.

Италия вошла в Европейское экономическое сообщество (ЕЭС—"Общий рынок"). Правящие круги Италии видели в присоединении к "Общему рынку" путь к разрешению экономических трудностей, которые страна испытывала в послевоенный период. Важнейшие из этих трудностей — наличие постоянной двухмиллионной армии безработных и недостаток капиталов, хозяйственная отсталость южных районов страны. Итальянская буржуазия была убеждена, что участие в "Общем рынке" поможет справиться со всеми этими затруднениями: она рассчитывала найти здесь работу для итальянских безработных, капиталы для развития экономики южных районов страны, широкий сбыт для своей сельскохозяйственной продукции.

Воздействие "Общего рынка" на итальянскую экономику оказалось весьма многосторонним и довольно противоречивым. Вступление Италии в "Общий рынок" на первых порах вызвало большие экономические трудности, особенно в отраслях, менее подготовленных к международной конкуренции и более отсталых в техническом отношении. В этот первоначальный период с целью повышения конкурентоспособности итальянской промышленности в рамках "Общего рынка" были свернуты некоторые недостаточно прибыльные отрасли и закрыты многие предприятия, другие же отрасли и предприятия были расширены и переоборудованы на новой технической основе. Это требовало огромных капиталовложений и вызвало дополнительный спрос на средства производства, что сказалось на динамике всего промышленного производства.

Впоследствии развивавшаяся в пределах "Общего рынка" государственная специализация производства и необходимость для итальянской экономики приспособиться к новым условиям рынка ускорили происходившие в итальянском хозяйстве структурные преобразования и способствовали росту промышленного производства.

Участие Италии в ЕЭС влечет за собой значительную активизацию процесса концентрации производства и особенно централизации капитала, ускоряя тем самым сдвиги в экономической структуре промышленности. По концентрации производства и централизации капитала Италия занимает одно из первых мест в ЕЭС наряду с ФРГ и Францией.

Крупные монополии, технически хорошо оснащенные, имеют низкие издержки производства, настойчиво стремятся к расширению своих позиций в странах "Общего рынка", проводят экспансионистскую политику. Огромное же число мелких и даже средних предприятий служит объектом экспансии со стороны монополий других стран ЕЭС, тем более что мелкие предприятия Италии слабее мелких предприятий других стран "Общего рынка" в техническом и экономическом отношении. Конечным результатом всех мероприятий, проводимых под лозунгом интеграции, является дальнейшее усиление экономических позиций монополистических предприятий.

За время существования "Общего рынка" объем производства увеличился в большинстве отраслей итальянской промышленности, включая и такие, как хлопчатобумажная, шерстяная, кожевенная, которые относятся к числу наиболее слабых в экономическом и техническом отношении. Однако в ряде отраслей промышленности и сельского хозяйства темпы роста производства снизились, что непосредственно связано с участием Италии в "Общем рынке", а некоторые отрасли оказались даже в тяжелом кризисном положении. К числу таких отраслей относится прежде всего горнодобывающая промышленность, в которой темпы роста производства резко упали, несмотря на значительное увеличение в стране добычи метана и нефти. Добывающая промышленность страны не в состоянии выдержать все возрастающую конкуренцию на "Общем рынке". Замедлился рост промышленного производства также в судостроительной, пищевой и некоторых других отраслях промышленности. Из отраслей сельского хозяйства в тяжелом положении оказалось животноводство.

Если для некоторых важных отраслей итальянской промышленности интеграция открывает мрачные перспективы, то другим ее отраслям она приносит несомненные выгоды. Это прежде всего относится к автомобильной промышленности, кроме того, большой вес в "Общем рынке" приобрели итальянская химическая промышленность, производство синтетического волокна, цементная промышленность, производство счетного и конторского оборудования, станкостроение, производство бытовой электротехники.

Участие в "Общем рынке" оказалось благоприятным для определенных групп сельскохозяйственных предпринимателей, главным образом Северной Италии, ведущих хозяйство на капиталистической основе и поставляющих странам Западной Европы цитрусовые, ранние овощи, фрукты, зелень, оливки и табак.

Для Италии, как и для других стран — участниц "Общего рынка", большое значение имеет внешняя торговля. Около 40% всего внешнеторгового оборота Италии приходится на страны "Общего рынка". До недавнего времени в своих торговых отношениях Италия была больше связана со странами Западной Европы, не входящими в "Общий рынок", а также с другими странами. Товарооборот со странами — участницами "Общего рынка" был незначителен. Она почти не торговала с Бельгией, Нидерландами, Люксембургом. В последние годы значительно усилились торговые связи Италии со своими партнерами по "Общему рынку". Экспорт из Италии в эти страны вырос за 10-летие с 380 млрд. лир до 2 549 млрд. лир. Теперь уже свыше 20 % товарооборота со странами "Общего рынка" приходится на Бельгию, Нидерланды и Люксембург. За последнее 10-летие расширилась торговля и с социалистическими странами — с 3 почти до 6%.

В ходе осуществления политики либерализации торговли в рамках ЕЭС Италия провела наиболее значительную по сравнению с другими странами-участницами либерализацию, охватившую 99% импортных статей. Но при этом импорт автомобилей, пишущих машинок, некоторых химических продуктов промышленного и сельскохозяйственного назначения не был либерализован, так как это могло бы причинить ущерб таким крупнейшим итальянским монополиям, как ФИАТ, "Оливетти", "Монтекатини".

В то же время "Общий рынок" способствует развитию межгосударственной кооперации и специализации производства, что ведет к расширению емкости рынка и росту производства в интересах капиталистических монополий.

Качественный скачок из категории аграрно-индустриальных в категорию индустриально-аграрных стран Италия совершила еще в период между двумя мировыми войнами.

Уже в 30-е годы промышленная продукция Италии превышала по своей стоимости продукцию сельского хозяйства. Но перед второй мировой войной превышение промышленной продукции над сельскохозяйственной было в Италии очень небольшим, а в первые годы после войны, когда промышленное производство упало до очень низкого уровня, доля сельского хозяйства в валовом национальном продукте значительно превышала долю промышленности. Однако в течение последнего 10-летия промышленная продукция с каждым годом все больше превышала сельскохозяйственную продукцию. Стоимость промышленной продукции составляла 38,6% валового национального продукта, а стоимость продукции сельского хозяйства — 11,1%.

Если же рассматривать не долю участия отдельных сфер хозяйства в создании валового национального продукта, а распределение рабочей силы между сферами хозяйства, то мы увидим несколько иное соотношение. В промышленности было занято 41,4% экономически активного населения, а в сельском хозяйстве — 22,3%. Более высокая доля сельского хозяйства в общей численности рабочей силы по сравнению с долей сельскохозяйственной продукции в валовом национальном продукте объясняется низким уровнем производительности и доходов в итальянском сельском хозяйстве, а также аграрным перенаселением.

Таким образом, сейчас ведущей сферой народного хозяйства Италии является промышленность. Именно она определяет общее состояние итальянской экономики, темпы и характер ее развития. После второй мировой войны, в годы восстановления и дальнейшего развития хозяйства Италии, темпы роста промышленной продукции были весьма неравномерными. После короткого периода подъема в первые послевоенные годы темпы роста итальянской промышленности резко сокращаются, но затем значительно возрастают к 97 г., когда Италия поделила с Францией второе место в капиталистическом мире по темпам хозяйственного развития и сохраняла свои позиции. В связи с резким сокращением производства во многих отраслях промышленности темпы экономического развития Италии были скромными.

Быстрое развитие хозяйства в послевоенный период привело к повышению ее удельного веса в экономике капиталистического мира. Доля Италии в общем объеме промышленного производства капиталистического мира, составлявшая в 1937 г. 3% ив 1953 г. 2,9%, увеличилась до 3,9% в 1960 г. и до 4,5% в 97 г.; впрочем, в 2008 г. она снизилась до 3,7 %, что не помешало, однако, Италии остаться на шестом месте в мире по этому показателю.

Послевоенному развитию итальянской экономики свойствен довольно быстрый рост национального дохода. В послевоенный период национальный доход Италии рос примерно в 3 раза быстрее, чем в предшествующие 50 лет.

За последние годы более чем вдвое увеличился национальный доход в расчете на душу населения и сократилась разница между этой величиной в Италии и в других индустриально развитых странах, но она все еще значительна.

Однако в связи с крайне неравномерным развитием производительных сил в отдельных экономических районах Италии величина национального дохода на душу населения в областях так называемого промышленного треугольника на севере непосредственно приближается к величине в наиболее развитых капиталистических странах, а на юге страны эта величина ниже, чем в таких странах, как Испания, Португалия, Греция.

В итальянской экономике нередко возникали противоречия и диспропорции, которые на время разрешались в периодически возникавших спадах и кризисах, задерживавших хозяйственный рост страны. За послевоенный период экономика Италии переживала шесть спадов и кризисов. В эти периоды наблюдалось довольно заметное падение промышленного производства и рост безработицы.

Тяжелое кризисное состояние итальянской промышленности в начале 50-х годов было связано с общими экономическими трудностями послевоенного времени, с распадом после второй мировой войны единого мирового рынка и образованием двух параллельных рынков — капиталистических и социалистических стран, в результате чего сильно сократилась сфера приложения сил главных капиталистических стран к мировым ресурсам, ухудшились условия сбыта промышленной продукции этих стран, увеличилась недогрузка их промышленных предприятий.

Если в начале 90-х годов отдельные отрасли итальянской индустрии могли быть поставлены в один ряд с соответствующими отраслями наиболее развитых капиталистических стран, то в целом промышленность Италии уступала промышленности этих стран по абсолютным размерам своих производственных мощностей, уровню техники и степени концентрации производства. В меньшей мере она отставала по степени централизации капитала.

Послевоенное восстановление хозяйства Италии не ограничивалось ликвидацией экономических последствий войны и простым восстановлением того, что было раньше. Оно сочеталось с перестройкой всей экономики страны, с введением в производство новой техники, новых технологических процессов, новых материалов. Все это потребовало изменения соотношения между сферами хозяйства, между отдельными отраслями промышленности.

При рассмотрении таблицы на стр. 226 бросается в глаза падение доли сельского хозяйства в создании национального продукта и заметное возрастание доли промышленности, особенно обрабатывающей промышленности.

Развитие отдельных отраслей итальянской промышленности не отличалось равномерностью. В период между переписями 1939 и 1951 гг. при общем росте числа занятых в тяжелой промышленности, происходившем за счет увеличения количества занятых в машиностроении, металлургии, химической промышленности, производстве электроэнергии и добыче метана, наблюдается сокращение числа занятых в гражданском строительстве, в добыче мрамора, различных неметаллических полезных ископаемых и рудных минералов. В легкой промышленности наряду с увеличением числа занятых в хлопчатобумажном и шерстяном производствах и в производстве мебели значительно сократилось число рабочих и служащих в швейной, пеньководжутовой, льняной, шелковой, деревообрабатывающей и пищевой промышленности.

Общая тенденция увеличения числа занятых в тяжелых отраслях промышленности прослеживается и при сравнении переписей. Значительно увеличилось число занятых в электротехнической промышленности, в металлообработке и станкостроении, в металлургии. В связи с начавшимся в 60-х годах строительным бумом небывалое увеличение занятости произошло в строительстве, которое притянуло к себе за 10-летие 362 тыс. человек.

Незначительно изменилось количество занятых в пищевой промышленности, в переработке нефти и угля, резиновой промышленности, в производстве и распределении электроэнергии и газа и распределении воды. Значительное сокращение числа занятых произошло в добывающей промышленности.

В последнее десятилетие повышение занятости рабочей силы явилось одним из важнейших факторов роста производства. Постоянным источником дешевой рабочей силы служит сохраняющаяся и поныне массовая безработица, однако страна испытывает недостаток в высококвалифицированных рабочих кадрах.

Наряду с общим повышением занятости произошло значительное перераспределение рабочей силы между сферами хозяйства, особенно заметное при сравнении занятости в промышленности, где спрос на рабочую силу повышался из года в год, и в сельском хозяйстве, которое страдает от огромного излишка рабочей силы, не находящей себе применения в производстве. Однако решающее значение для роста производства в послевоенной Италии имело не повышение занятости рабочей силы, а повышение производительности труда.

Для последнего десятилетия характерно также повышение загрузки производительных мощностей итальянской промышленности. Еще в середине 50-х годов производственные мощности итальянской промышленности использовались лишь на 60—65%, а в таких отраслях, как текстильная, пищевая, горнодобывающая, судостроительная и другие, — на 50—55%. В конце 50-х годов постепенное улучшение конъюнктуры вызвало повышение рыночного спроса на промышленные изделия и привело к повышению загрузки производственных мощностей многих отраслей промышленности.

Для развития итальянской промышленности большое значение имело также то, что с конца 50-х годов в итальянском хозяйстве в целом начали усиленно развиваться механизация, электрификация, автоматизация производства, что вызвало широкую замену ручного труда машинным.

Отдых в Италии

Об Италии